Все цитаты
Взметнув рукой, словно отбив в воздухе ее бессильный, протестующий ответный жест, мужчина улыбнулся:
— И сейчас этюд гниет, умирает. «Все, что цветет скоротечно, скоро и увядает!»
— Это откуда цитата? — шепотом спросила женщина, вновь ощутив обморочную дурноту.
— Это мое, личное, Вакансия QA Eng‎ineer — спокойно ответил Петр. — Я ведь маклер, а плох тот маклер, который не умеет при случае импровизировать «под антик».
…жалость может быть выше любви, а дружба сильнее отчаяния.
...самое жестокое возмездие, замаскированное под лакомый кусок, может быть принято в дар самым искушенным человеком!
— Чем он болел?
— Русской болезнью, — через плечо бросила Александра. — Пил горькую. Это даже запоем не назвать, он был пьян всегда. Более или менее.
Одна из дверей, ведущих в переднюю, была приоткрыта, за нею виднелся угол кожаного красного дивана. Роскошь по тем скудным временам немыслимая! У студента разом исчезли радужные надежды насчет приобретения книг за гроши. Он по опыту знал, что богатые люди денег на ветер никогда не бросают. Щедрой бывает только бедность.
Мне было двадцать два года. В этом возрасте ничего не принимаешь всерьез, только самого себя.
Сами понимаете, ничто не обходится нам так дорого, как неведение в момент опасности...
Когда официант принял заказ и удалился с довольным видом человека, знающего интересный секрет, Александра, улыбаясь, спросила своего спутника:
— Вы женаты?
— Был женат, — мгновенно ответил Гаев, ничуть не удивившись вопросу. — Давно разведен. А позвольте узнать, почему вы спросили?
— Вы так долго думали над меню, так тщательно выбирали, сомневались... Я вдруг подумала, как же вы жену выбирали, если она у вас есть?
Мужчина деликатно улыбнулся, показывая, что оценил шутку:
— Если бы я с таким же знанием дела выбирал супругу, то не развелся бы никогда, наверное. Но... Я не ошибаюсь только в мелочах.
— Делать крупные ошибки тоже надо уметь, — ободряюще произнесла Александра. — Не всем дано. Да и потом, без неудач скучно было бы жить.
— Вы говорите как счастливый человек. — Гаев не сводил с художницы изучающего взгляда. — Или как очень скрытный.
Петербург, построенный итальянцами на шведских землях, всегда относился к религии приезжих с большой терпимостью. На главной улице этого города напротив православного Казанского собора рядком стоят лютеранская Питерскирхе, католический собор Святой Екатерины и армянская церковь приятного голубенького цвета. Четыре храма четырех разных христианских конфессий на один квартал — подобного нет ни в одной европейской столице.
Несколько лет назад я работал на самой популярной в тот момент городской радиостанции.
Программным директором станции был парень, служивший в армии где—то в Заполярье. Он рассказывал:
— Знаешь, что было там самым сложным? Нас вообще не кормили, от грязи и холода мы покрывались фурункулами, а уж о такой штуке, как женщины, не приходилось и мечтать. Но это бы все я вынес. А вот по—настоящему невыносимо было то, что я был далеко от Петербурга. Не мог, если захочется, прогуляться по набережным или Невскому. Первый год еще ничего, а потом меня накрыло так, что хоть вешайся. Мама присылала мне открытки с видами Невы, я смотрел на них и плакал. Недостаток архитектуры модерн в организме — диагноз, страшнее которого не придумаешь.
Петербург всегда работал как камнедробильная машина. Десятилетие за десятилетием сюда приезжали толпы провинциалов, а город
перемалывал их, стесывал лишнее, формировал тех, кто будет достоин в этом городе жить.
Первые лет двести—триста приезжими были жители русских деревень. Последнее время это жители среднеазиатских кишлаков. В этих смуглых ребятах принято видеть угрозу, но я спокоен. Город перемелет и их тоже. Вечный петербургский дождь смоет с их кожи южный загар. Пройдет поколение, от силы два — и внуки гастарбайтеров тоже напишут стихи об этих набережных. Им из собственного опыта станет известно: родиться там, где над Невой кричат птицы,— лучшее, что могло с тобою случиться.
В XIX веке вся русская литература была почти что семейным предприятием. Крошечным бизнесом для тех, кто в теме. Что—то вроде сегодняшней блогосферы: интересно, конечно, но, в основном, автору и нескольким его приятелям.
В Петербурге, который давным—давно мертв, никто никуда не спешит. По крайней мере среди людей, с которыми общаюсь я. Все срочное, что могло здесь случиться, уже случилось. Причем давно.
Все, что есть ценного в сегодняшнем Петербурге, связано как раз с тем, что это НЕ столица. Что это мертвый и оттого особенно прекрасный город. Все ценное, что родилось в Петербурге за последние десятилетия (от прозы Довлатова до песен Цоя, от картин митьков до петербургских рейвов),— это лишь похоронный гимн. Перед вами не город, а его надгробие.
Жить в Петербурге действительно невозможно. Зато умереть тут — действительно красиво.
Место, где люди живут хотя бы несколько столетий, обязательно станет напоминать о смерти. Любое место — необязательно Петербург. Хотя к Петербургу это относится особенно.
Длинные волосы составляют уже пятьдесят процентов мужской привлекательности.
Всё—таки душевная неудовлетворённость делает тебя гораздо более интересной собеседницей.
Пришла вся такая свеженькая, неопределившаяся. Поманила, раздразнила… А потом всё равно вернёшься к своему мальчику? Знаем мы вас таких, бессердечных авантюристок.
— Ты не видела мою бритву?
— Ты собралась резать вены?
— Дура! У меня свидание.
Иногда быть собой значит быть не понятым никем.
Вдохновение — это не селедка, которую можно засолить на многие годы.
Когда ведешь разговор или спор, веди его так, как если бы ты играл в шахматы.
Афоризм — это результат флирта мысли со словом.
Из всех режимов, существующих в мире, самый мягкий — постельный.
Банан, из—за которого дерутся две обезьяны, достаётся третьей.
Рисование — это тишина для ума и музыка для глаза.
Иногда мысль становится интересной благодаря ошибке наборщика.
Инженю — голая женщина с высшим техническим образованием.
Утюг — женский эталон настоящего мужчины: горяч, гладит и пьёт только воду.
Идеальные женщины — это шахматистки: они могут часами молчать, хорошо следят за фигурами и знают много интересных позиций.
Короткими должны быть три вещи: языки, юбки и афоризмы.
Яндекс.Метрика
Живая лента